18+
Герб
Рекламный баннер 980x90px unterhead
Архив
Рекламный баннер 300x200px left-1
Мы в соцсетях
Рекламный баннер 300x600px left-2
Рекламный баннер 300x60px right-1
Рекламный баннер 300x60px right-2
Оценка нового дизайна
Как можно подать объявление в вашу газету? И платно ли это?
Подробнее...

Осталась память

Осталась память
2357

Родом Мария Григорьевна из Саратовской области; ее детство прошло в с. Широкое. В семье Поповых (девичья фамилия Марии Григорьевны) было 7 детей, последний ребенок родился в июне 1943 г. Мария родилась третьей по счету. В 34-й голодный год, когда ей исполнилось 7 лет, родители переехали в Мурманск, к родственникам, и первое время жили у маминого брата, который пригласил их к себе в п. Дровяное (Поселок располагается от Мурманска через Кольский незамерзающий порт). Отец уехал на север раньше и уже работал матросом на буксире в военном порту.

Когда началась война, Мария закончила 6 классов: начальную школу – в поселке, в два последующих класса ее возили катером в Мурманск. Больше учиться не пришлось. Война стала неожиданностью для 15-летней девушки.

В то время мама работала в прачечной, и Мария вместе с другими сестрами ходила стирать морские робы, тяжелые и негнущиеся. Потом к берегу на буксире пришла 2-этажная плавмастерская 104 техотдела Северного флота. Там были цеха – слесарный, токарный, трубомедницкий, электроцех, конторы, столовая. Мастерскую укрепили, сделали трап с поручнями, а затем открыли дополнительные цеха на берегу.

Марию взяли учеником слесаря точить разные детали. Она даже побывала на подводной лодке, промасливая уплотнения в торпедных аппаратах. Через три месяца на этом военном заводе стали набирать табельщиц-нарядчиц, и Мария оказалась в их рядах.

Работали в смену по 12 часов. По вывешенным на табельной доске табельным номеркам нужно было проверять, все ли пришли на работу, ходить по цехам и выяснять, почему отсутствует тот или иной рабочий. Нарядчицам сдавали больничные листы. За опоздание или же за неявку на работу по неуважительной причине человека судили, давали принудительные работы, вычитали прогулянные часы из зарплаты. Рабочее время учитывалось очень строго, чаепитий не было. Свою хлебную карточку рабочие сдавали в столовую и получали обед, ужин и 400 г хлеба на сутки. Продуктов не хватало. Одежду меняли на базаре на хлеб, рыбу, крупу. Однажды Поповы хотели отдать отрез за мешок сухарей, но пожалели. Отец рассудил так: сухари съедим, а Мария останется без пальто. На том и решили. И позже ей все же сшили из этой ткани пальто. Она его помнит до сих пор.

Также Мария Григорьевна помнит немецкие бомбежки. Враг находился в 15 км от границы, совсем рядом. В небе зависали дирижабли, защищая землю от налета. Бомбардировщики обычно летали на Мурманск партиями после шести вечера. Их встречали прожекторы и артиллерийские обстрелы. Горел весь город, он сильно пострадал, торчали одни трубы. Тяжело было смотреть на эту печальную картину.Фашисты сбрасывали на город бомбы и зажигалки, но ни одна из них не попала в Дровяное. Все они падали в воду (правда, две упали в лесу). Люди всегда были наготове во время бомбежек, находились у погребов, так как убежищ не было. Боялись, плакали, было страшно. Один раз был сбит немецкий самолет. Летчика поймали и привезли на санках в поселок, а оттуда доставили в Мурманск военным катером.

Когда немцы подошли близко к Мурманску, была объявлена эвакуация. Родителей в то время не было дома, Мария осталась за старшую. Пришлось собирать пожитки и идти на катер. Когда родители пришли домой и обнаружили отсутствие детей, они поехали следом за ними и вернули обратно. Решили, что умирать будут вместе. А то разбросают ребят по детским домам, а потом их не соберешь. Тогда, конечно, рисковали. Хорошо, что все обошлось, а то как бы оно сложилось – неизвестно.

В конце войны на заводе ремонтировали эсминец «Урицкий» (всего было отремонтировано четыре эсминца, включая «Громкий», «Грозный» и «Разъяренный»). За моряка с «Урицкого» Мария Григорьевна и вышла замуж. На свадьбе были одни моряки. Капитан корабля тогда выделил кока. Жили в казармах. Супруг демобилизовался в 1950 г. и работал на этом же заводе. Позже предприятию было присвоено звание «82-й судоремонтный завод» техотдела Северного флота. И сейчас он там стоит. Было время, когда завод чуть не обанкротился: не стало работы. Тогда туда приезжал Владимир Путин.

В п. Дровяное у Косматовых родилось двое детей, третий родился уже в Медвежьегорске, куда семья переехала в 1952 году. На тот момент родители мужа уже нуждались в уходе. Мария Григорьевна работала на парниках в подсобном хозяйстве тубсанатория. И возила на лошади воду в бочках.

Когда подросли дети, она устроилась в стройуправление № 2 бухгалтером (В военное время была счетоводом, училась на заводе). Потом трудилась в железнодорожной школе, лесничестве, откуда вышла на пенсию, но продолжала работать, поскольку ей не хватало 4 месяца до 20% надбавки за непрерывный стаж. Затем Мария Григорьевна ушла в горторг уборщицей и истопником, а позже – продавцом, после чего переводом попала в леспромхоз в магазинчик около лесозавода уборщицей. К тому времени у нее уже была инвалидность третьей группы, поэтому она работала по 4 часа в день. Прекратила трудовую деятельность в 68 лет, потому что надо было строить дачу в Остречье.

Сегодня силы уже не те. Раньше и вязала, и ткала ковры, а сейчас возраст берет свое. Как- никак, 88 лет. Живет с сыном, который тоже на пенсии. Радуют ее дети, внук, внучка, правнучка и правнук. Дочери живут в Санкт-Петербурге. В свое время поехали туда учиться, да там и остались. Маму они не забывают.

В коробочке у Марии Григорьевны хранятся Орден Отечественной войны 2 степени и медали: «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «За доблестный и самоотверженный труд», «Ветеран труда», юбилейные медали. Это – глубокая память о войне.

Валентина КОРЕНЬ

Оставить сообщение